Главная / Instyle / Уникальный стиль DIMORESTUDIO

Уникальный стиль DIMORESTUDIO

lagrange12_141-1400x934

DIMORESTUDIO — название, ставшее синонимом узнаваемого мира и весьма своеобразной эстетики, в которой размываются границы между искусством, архитектурой, дизайном и модой. По признанию  основателей студии, Эмилиано Сальчи и Бритта Морана,  они интерпретирует воспоминания,  и создают мечты, запечатлевая их в ярких запоминающихся интерьерах. Их дизайнерский стиль воплощает общепризнанное представление о том, что сосуществование  разных периодов — это как постоянный диалог между прошлым и настоящим, традицией и современностью. И всё ради того, чтобы создать или сформировать определенную атмосферу в каждом дизайнерском проекте.

02_living_dimore_s1_0161-1400x934

01_paris-saint-germain-1122x1400

04_paris-saint-germain-1400x1113

03_paris-saint-germain-1117x1400

«Они находятся за пределами духа времени», — говорит Деннис Пафитис (Dennis Paphitis), основатель косметического бренда Aesop, привлекающий DimoreStudio к работе над дизайном концептуальных магазинов своей торговой марки. «Но есть что-то реальное, прочное, существенное в том, как они мыслят о пространстве».  Джулио Каппеллини (Giulio Cappellini), арт-директор  дизайнерской фирмы Cappellini, работавший с Сальчи до создания DimoreStudio, а также сравнительно недавно над коллекцией освещения, считает, что DimoreStudio «представляет собой точку отсчета в эволюции современного дизайна». Они являются «абсолютно современными», и не в последнюю очередь ради понимания желаний потребителей жить в комфортных домах, а не в музейных пространствах. Карлос Кутюрье (Carlos Couturier) говорит, что выбрал Dimore для Casa Fayette Hotel в Мехико и Гвадалахаре, поскольку  заинтересован в «человеческом опыте» в своих отелях, и больше, чем только  в дизайне.

Бритт Моран и Эмилиано Сальчи встретились в Милане в 2000 году. Общие друзья, знавшие о страсти  обоих к дизайну и оформлению интерьеров, познакомили их. Сальчи пригласил поработать Морана вместе над отелем в Шанхае и на частной вилле Джулио Каппеллини в Сардинии. А в 2003 году эти двое основали свою студию в очаровательном палаццо 19 столетия на Via Solferino 11.

Оба родом из семей, связанных с миром интерьеров. Моран  родился в Ашеборо, рос среди старых плантаций, колониальных зданий и мебели из красного дерева, жаркого климата и одинаково  жаркой истории Северной Каролины. Его отец руководил фирмой напольных покрытий. После изучения биологии и классики в университете Северной Каролины в Чапел-Хилл Моран собирался стать врачом, но, прежде чем поступить в медицинскую школу взял годовой отпуск и отправился в Милан преподавателем английского языка. И влюбился в Италию, да настолько, что не захотел возвращаться.  К тому времени, когда он познакомился с Сальчи, Моран работал графическим дизайнером.Сальчи  родом из Ареццо,  вырос в тосканском «казоларе»,  среди купающегося в  солнце средиземноморского пейзажа и красочной архитектуры. Его  отец владел мебельным магазином Art; солидное предприятие, сотрудничавшее с такими международными брендами как De Padova, Vitra,  Cassina и Knoll. Изучал живопись и рисование. «Я всегда увлекался, разглядывая цвета и часто посещал местный блошиный рынок, который проводится в первое воскресенье каждого месяца,  куда часто заглядывают такие эстеты как Миучча Прада и ее муж Патрицио Бертелли. Меня всегда тянуло к красивым вещам».  В 20 летнем возрасте он трансформировал отцовский магазин в концептуальный, напоминающий нью-йоркский Moss, демонстрируя в нём весьма разноплановую коллекцию предметов современного дизайна, который в 2000 году и обнаружил Джулио Каппеллини, чья компания является одним из главных источников современного дизайна в Италии. Он предложил Сальчи стать его художественным руководителем.

08_living_dimore_s3_9231

07_paris-saint-germain-1106x1400

07_living_dimore_s2_7611-1400x1012

В течение первых лет от основания студии дизайнерский дуэт работал над частными домами, в Лондоне, Париже, Милане, владельцы которых вряд ли согласились бы афишировать свои интерьеры. Но  ряд громких заказов сделал Dimore решительно «крутым» и вот уже легенда гостиничного девелопмента Ян Шрагер (Ian Schrager) обратился к ним, спроектировать световую инсталляцию для ресторана Pump Room в Public Hotel, в Чикаго. Французский предприниматель и отельер Тьерри Кост  (Thierry Costes): «В их работе есть настоящая итальянская элегантность».

Эта элегантность особенно очевидна в Grand Hotel et de Milan, в котором они постепненно обновляли комнату за комнатой с 2008 года. Работая в самом историческом отеле города, где останавливались Мария Каллас, Виторио Де Сика, Лукино Висконти, герцог и герцогиня Виндзорские, где умер Джузеппе Верди, нужно было быть очень и очень осторожными.  Они добавили новое освещение в баре, но решили сохранить большую часть оригинальной мебели, только обновив её новыми тканями. Этот утонченный подход достиг волнующих и поистине театральных соотношений. Ещё одна впечатляющая явность — в проекте, в котором дизайн DimoreStudio рассматривается как ключевой компонент — в самом крутом ресторане Милана Ceresio 7, принадлежащем модному бренду Dsquared2. Напоминающий об атмосфере Италии 1950-1960х годов ресторан отличается такими декоративными особенностями как латунная отделка, ярко красные столы, старинные стулья, потрясающие светильники в индустриальном стиле. А насколько умно дизайнеры распорядились узким и длинным пространством, разделив его на разные зоны используя отдельно стоящие книжные полки, которые создают зигзагообразный маршрут вдоль зала и в то же время предлагают очаровательные альковы.

dd2

dimore-studio-photo-emanuele-zamponi-for-yatzer-img_5461-933x1400

dimorestudio_milano-mozart_phguidotaroni-8-933x1400

При создании интерьеров дизайнерский дуэт вдохновляется работами Карло Скарпа, Джо Понти, Пьеро Порталуппи, Людвига Мис ван дер Роэ, оба признаются в любви к светильникам Акилле Кастильони и Анджело Лелли, также как к дизайну 1950х — 1960х, перевыпущенным итальянской компанией  Azucena. Дуэт много путешествует, посещает галереи и музеи по всему миру и поэтому влияния в их работах постоянно меняются. В этом году они включают бразильских модернистов, архитектурные и дизайнерские работы Studio BBPR, связанную с послевоенной миланской практикой и создавшей освещение, мебель, здания, как знаменитую современную готическую Torre Velasca, красующуюся в историческом центре Милана.

Моран и Сальчи выбрали для своей студии название «Dimore», в переводе с итальянского языка «жилища», поскольку оно вызывает в воображении старинные итальянские дома в классическом стиле, и соответствует тому понятию, что их работа коренится в определенной традиции.  «Мы заимствуем предметы из прошлого и стараемся дать им новую жизнь», — говорит Моран. Все эти объекты, по мнению дизайнеров, выделяются в истории, воплощая иммунитет к тенденциям сегодняшнего дня, они словно застыли во времени между прошлым и настоящим. Их исследования в основном движимы личными чувствами, объединенными с раскованным, но тщательно контролируемым эклектическим подходом, предлагая, в конечном итоге, погружение в сказочную атмосферу.

Через холл от студии расположена галерея Dimore, открытая дуэтом, чтобы  продемонстрировать менее известные аспекты их практики. Она показывает оригинальную эстетику DimoreStudio, одновременно экзотическую и классическую, ремесленную и индустриальную, чем-то напоминая кабинет редкостей. Редчайшая старинная итальянская мебель, массивные шкафы, принадлежавшие в 19 веке ростовщику, китайские фонарики из старого бара в Берлине…

Конечно, международная известность манит, но чем больше их знают, тем сильнее они стараются придерживаться очень личного стиля и оставаться избирательными.  «Мы работаем с компаниями, которые имеют сильное эстетическое чувство и невероятные ремесленнические школы как Bitossi Ceramiche, создавшая много керамики для Этторе Соттсасса — их мастерство удивительно».

Такие мастера — обязательное упоминание в качестве «третьего лица» в союзе Dimore. Без них не существовало бы DimoreStudio.

Автор: Tatiana Doronina
Назад

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.