Главная / Культура / «Мадам Баттерфляй»: открытие сезона в театре Ла Скала

«Мадам Баттерфляй»: открытие сезона в театре Ла Скала

«Мадам Баттерфляй»: открытие сезона в театре Ла Скала

7 декабря состоялось долгожданное открытие сезона 2017 года в миланском театре Ла Скала.

Для постановки первого и самого главного спектакля сезона — оперы Джакомо Пуччини «Мадам Баттерфляй», был приглашен знаменитый латвийский режиссер Алвис Херманис. Это не первая его работа в Ла Скала, в 2016 году он уже ставил здесь оперу Верди «Двое Фоскари».

Зная, не понаслышке, вкусы консервативной миланской публики, режиссер, известный своими экспериментальными постановками, не предложил радикальной интерпретации «Баттерфляй», чем явно очень полюбился миланцам. Спектакль имел большой успех, что далеко не всегда бывает в Ла Скала, когда в первую очередь, как правило, успех достается режиссерам-экспериментаторам.

img_1107

Херманис, также являющийся сценографом постановки, создал невероятной красоты декорации, передав изысканность и сдержанность японской культуры. На сцене мы видим легкий и изящный дом в традиционном японском стиле. Это дом американского морского офицера Ф.Б. Пинкертона, дом он берет в аренду на 999 лет, так же как «в аренду» он берет жену — 15-летнюю японку Чио-Чио-сан.

Дом Пинкертона — с дверьми-ширмами из рисовой бумаги и матрацем-футоном, на котором будет разворачиваться сцена любви Чио-Чио-сан и Пинкертона, а в конце оперы и ее самоубийство — является основой в режиссуре Херманиса. Дом как будто сам становится действующим лицом, он кажется живым: постоянное движение ширм рассказывает о происходящем: то на них появляются изображения моря и корабля Пинкертона, то японские гравюры, изображающие цветы или молодых японок.

img_1102

Здесь происходит свадьба Чио-Чио-Сан и Пинкертона, причем американец все это воспринимает исключительно как игру и экзотику. Он вместе с другом-консулом Шарплесом сидит на стуле, попивая виски, в то время как перед ними появляются родственники и знакомые юной невесты в традиционных японских костюмах с традиционными ритуалами — все это кажется Пинкертону смешным и нелепым. Он не относится всерьез к своей женитьбе на влюбленной в него 15-летней девочке, ведь согласно заключенному контракту, он может расторгнуть брак в любой момент, а сам он знает, что настоящей его женой станет американка. Пинкертон пропускает мимо ушей и рассказ Чио-Чио-Сан о своей бедности и о смерти отца, покончившего с собой, и о том, что ради американца она отказывается от веры своих предков; он лишь ждет момента, чтобы наконец-то уединиться с юной женой.

img_1106

Во втором акте мы снова видим дом, в котором живет Баттерфляй. Внешне это то же жилище, но весь интерьер его поменялся — теперь это американский дом с диванами, столами и обоями в западном стиле. Поменялся и костюм Чио-Чио-Сан — она переоделась в традиционное платье американской женщины. О ее национальности напоминает только выбеленное лицо.

img_1103

Пинкертон покинул ее три года назад, но она верит в его возвращение, и никому из близких — даже преданной служанке Судзуки — не удается убедить ее в обратном. И Пинкертон действительно возвращается, но не один, а с американской супругой. Он давно забыл думать о Чио-Чио-Сан, и только Шарплесс объясняет ему, что она не только не забыла о нем, но и растит их сына. Пинкертон малодушно сбегает и просит Шарплеса и свою жену объяснить все Баттерфляй. Женщины встречаются, и наконец Баттерфляй осознает предательство мужа. На просьбу Кэт Пинкертон отдать им сына, Баттерфляй отвечает, что отдаст его только, если отец сам попросит об этом лично. Оставшись одна, Чио-Чио-Сан решает покончить с собой — «Тот, кто не может жить с честью, должен умереть с честью». Она готовится к ритуалу харакири, и даже появление сына не может ее остановить — она завязывает ему глаза, чтобы он не видел ее смерти и перерезает себе горло кинжалом, как по японскому обычаю должны поступать обесчещенные женщины. Пинкертон является к ней, но слишком поздно — он находит сына у трупа матери.

img_1105

В целом Алвис Херманис предложил миланской публике красивый и стильный спектакль, без радикальных режиссерских решений, но с интересными находками. Российский хореограф Алла Сигалова придала еще больше зрелищности спектаклю, поставив оригинальную хореографию, позволяющую зрителю окунуться в японскую культуру и познакомиться с ее особой пластикой и изысканностью.

Дирижер Риккардо Шайи передал все тонкости музыки Пуччини со смакованием и уважением к каждой ноте. В партии Баттерфляй выступила певица с сильным пуччиниевским сопрано Мария Хосе Сири, партию Пинкертона исполнил американский тенор Брайан Химел, передав, как игрой, так и голосом, ветреность и малодушие Пинкертона. В партии Шарплеса блистал любимец миланской публики, испанский баритон Карлос Альварес.

Для меломанов сообщаем, что «Мадам Баттерфляй» идет на сцене театра Ла Скала до 8 января!

Автор: Ksenya Tsareva
Назад

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.